Опыты Павлова с собаками
Zveropolis62.ru

Портал про животных

Опыты Павлова с собаками

Садистские эксперименты над собаками в СССР

Эти эксперименты не были государственной тайной. Наоборот, о них снимали фильмы и с гордостью демонстрировали зарубежным гостям. Одним из первых на этом поприще отличился советский физиолог Сергей Брюхоненко который в 1928 году впервые продемонстрировал опыты с головой собаки, поддерживая в ней жизнь с помощью аппарата искусственного кровообращения.

Почему именно собаки?

Собаки – животные, которые хорошо поддаются дрессировке и физиологически очень похожи на людей. За тысячелетия бок о бок с человеком, они научились доверять людям, выполнять сложные и протяженные во времени команды. Например, смирно лежать в аппарате МРТ. Спокойно сидеть в капсуле космического корабля и терпеть десятки датчиков на теле. Терпеть боль после вивисекции. Поведение дрессированной собаки для человека предсказуемо, она почти не тревожится, не бывает агрессивной при привычных нагрузках. Именно поэтому собаки часто используются в научных экспериментах и лабораторных опытах.

Конечно, первая «научная собака», которая приходит на ум – это собака Павлова. Иван Петрович Павлов стал первым русским ученым, получившим Нобелевскую премию (1904 год). Многие ошибочно полагают, что Павлов получил «нобелевку» за разработку теории рефлекторной саморегуляции: ведь именно это открытие заложило базис науки о высшей нервной деятельности. Но нет, премию ему вручили за работы в области физиологии пищеварения. Именно Павлов разобрался, как мы едим, и что при этом происходит с организмом. Его подопытными были собаки – голодные бродяги, в обилии слонявшиеся по улицам Санкт-Петербурга.

Чтобы понять, как работает пищеварительная система пса, Павлов занимался вивисекцией. После таких операций в теле собаки оказывались по одной-две фистулы – специальных отверстий с трубочками, по которым стекали внутренние секреты животного: слюна, желудочный сок, желчь или другие. Изучая, как, в каком порядке и объеме вырабатываются секреты, Павлов совершил ряд открытий в физиологии пищеварения, но его открытия были достигнутыпутем садистских экспериментов.

Собака Павлова

Сергей Брюхоненко в 1928 году впервые продемонстрировал опыты с головой собаки, поддерживая в ней жизнь с помощью аппарата искусственного кровообращения.

Сергей Брюхоненко в 1928 году впервые продемонстрировал опыты с головой собаки, поддерживая в ней жизнь с помощью аппарата искусственного кровообращения Голова, отделенная от тела реагировала на окружающую обстановку, открывала рот и даже пыталась есть предлагаемую пищу.

Эти опыты произвели сильное впечатление на публику. Под их впечатлением написаны «Собачье сердце» Михаила Булгакова и «Голова профессора Доуэля» Александра Беляева. Даже британец Бернард Шоу в одном из своих писем размышлял о возможности использования «наиболее интересных экспериментов Брюхоненко» в сохранении знаний человека.

Еще дальше своего предшественника пошел выпускник биофака МГУ Владимир Демихов, который прославился на весь мир операциями по пересаживанию собаке второй головы.

По словам самого Демихова еще в детстве его интересовали два вопроса: может ли у собаки вырасти второй хвост и как работает собачье сердце.

Начал Демихов с того что сделал несколько попыток соединить переднюю половину туловища одной собаки с задней половиной другой. Эксперимент не увенчался успехом, потому что такие «составные» животные оказались нежизнеспособными. Они быстро умирали из-за резкого падения кровяного давления при перерезке спинного мозга. Тогда опыты были видоизменены. Демихов стал приживлять половину одной собаки к целому, неповреждённому туловищу другой. Так появились двухголовые собаки.

В 1954 году он представил широкой публике двухголовую собаку, созданную в научной лаборатории: голову с шеей и передние лапы щенка пересадили на шею взрослой немецкой овчарки.

Двухголовая собака, созданная в научной лаборатории

Делалось это так. Для операции отбирались большая собака и крупный щенок. Под наркозом туловище щенка разрезалось в средней части грудной клетки. Передняя часть с ногами, но с удаленным сердцем и легкими пересаживалась целой собаке в район шеи. После сшивания сосудов создавался общий круг кровотока, и пересаженная голова щенка начинала жить за счёт дыхания и кровообращения большой собаки.

Сейчас «добрый доктор» разрежет собачку на две части.

Пришитая голова щенка лакала молоко из подносимой к ней миске. Иногда две головы ссорились: овчарка пыталась стряхнуть с себя щенка, а тот в ответ кусался. Несчастное создание прожило шесть дней.

Несчастное двухголовое создание прожило шесть дней

В течение последующих 15 лет Демихов еще 19 раз повторил эксперимент. Самое долговечное существо прожило месяц. За это время она заметно повзрослела. Шерсть на ней выросла почти на сантиметр. Половина щенка внимательно смотрела чёрными глазами, следила за предметами, её заинтересовавшими, поворачивалась на звук, облизывалась при виде еды, охотно пила воду и молоко, которые тут же выливались из пищевода, выведенного наружу через кожу собаки-носителя.

Демихов с очередной жертвой своих экспериментов

Вторую голову собаке Демихов пришил не в силу садистских наклонностей. Видимо, он вынашивал многообещающую идею осуществить пересадку головы очередного вождя мирового пролетариата на молодое здоровое тело, чем обеспечить ему если не вечную, то необозримо долгую жизнь на благо всего прогрессивного человечества. На такие полезные для партии и всего советского народа эксперименты страна ничего бы не пожалела. Но у Демихова было много противников (и завистников) которые обвиняли его в шарлатанстве. Да и не одна из двухголовых собак не прожила. Так эта распиаренная тема, о которой даже сняли фильм американцы (что по временам холодной войны было практически из области фантастики) сама собой и заглохла. А то бы жили мы сейчас при Хрущеве или Брежневе.

Еще раз о рефлексах. Вспоминаем И.П. Павлова и его собак

В своих ранних публикациях, я уже касался темы разучивания и укрепления двигательного действия, без чего, абсолютно, не возможен прогресс и достижение профессионального уровня спортсмена.

Для этого мне хотелось бы напомнить то над чем работал Ива́н Петро́вич Па́влов — русский и советский учёный, физиолог, создатель науки о высшей нервной деятельности, физиологической школы; лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине 1904 года. Ему принадлежит величайшая заслуга создания крупнейшей, не имеющей равной, в мире физиологической школы.. Одно из направлений его исследований — тема безусловных (врожденные, постоянные, наследственно передаваемые реакции такие как сосательные и двигательные -зрачковый, коленный и т.п) и условных (приобретаемых в процессе жизнедеятельности) рефлексов. И эти – вторые, для спорта, имеют особое значение. Простейшая рефлекторная дуга у человека проявляется при уколе пальца булавкой. Когда рефлекс позволяет человеку автоматически (непроизвольно) адаптироваться к изменениям окружающей среды, например, отдергивать руку от болевого раздражителя. Все это способствует сохранению постоянства внутренней среды, то есть поддержанию гомеостаза. В своем знаменитом эксперименте с участием собаки И.П. Павлов звонил в звонок или зажигал свет каждый раз перед кормлением животного. Следует отметить, что при виде еды у собаки через слюнные железы начинала выделяться слюна. В результате через некоторое время у животного вырабатывался условный рефлекс, звонок сам по себе вызывал выделение слюны и без наличия пищи. Понятно, что для выработки итого рефлекса необходимо определенное время, но интересно, когда собака слышала более сильный раздражитель, например выстрел, наработанная реакция пропадала. Правда, на восстановление навыка требовалось меньше времени и, если не повторялась эта стрессовая ситуация, после длительной тренировки выстрел влиял только интенсивность выделения слюны.

Собственно, в спорте это основной принцип тренировки. Возникают они течение тренировок и исчезают при их отсутствии, но закрепляются генетически (не передаются по наследству ). Условно-рефлекторные реакции зависят от прошлого опыта, от конкретных условий, в которых формируется условный рефлексПри формировании двигательных навыков в спорте огромное значение приобрело создание у обучаемых правильных зрительно-мышечно-двигательных представлений об изучаемых физических упражнениях, особенно в тех видах спорта, технические приемы которых значительно отличаются от привычных способов движений. А при работе над нежным рефлексом нужно четко понимать, что все идет через сознание и эффект дает только правильное выполнение движение. Например, если игроку дали задание бросить 10 бросков, и он забивает 3, промахиваясь 7, то угадайте что в его навыке останется? Правильно, то что получилось больше.. Что не так, количество бросков (может сил мало бросать 10 бросков), расстояние до кольца или позиция бросковая через чур сложна но, эффект от подобных заданий наверняка будет ниже чем в системе тренировок от простого к сложному с использованием анализа проделанной работы. В тренировочном процессе именно так работает наработка навыков всех элементов защиты и нападения.

Еще одну вещь Академик Павлов обнаружил в своих опытах. Оказывается, что у собак две реакции на сложные задачи и трудные условия: в сторону возбуждения и в сторону торможения. В первом случае собака мечется, рвется, визжит, лает, воет. Во втором, утрачивает подвижность и вяло реагирует на окружающий мир. Каждый спортсмен тренируется для участия в соревнованиях или в играх, что подразумевает огромный стресс и именно такие эмоции проявляются в это минуты. Эффективность деятельности спортсменов может снижаться при развитии у него перед деятельностью или в ходе нее неблагоприятных психофизиологических состояний тревоги, страха, монотонии, психического пресыщения, утомления, фрустрации. Устойчивость к этим состояниям (время, через которое они появляются, интенсивность выраженности) у разных спортсменов неодинаковая, что обусловлено рядом факторов, в том числе и типологическими особенностями свойств нервной системы, имеющимися у спортсмена. При этом спортсмены устойчивы к одному состоянию, но не устойчивы к другим, что зависит от того, какие типологические особенности у них имеются. Таким образом, у каждого спортсмена проявляется специфическая устойчивость к тому или иному состоянию (быть лидером, ролевиком , нытиком и т.п.)

В организации тренировочного процесса и соревнования тренерам целесообразно учитывать эффективность деятельности спортсмена в роли ведущего и ведомого . Лица со слабой нервной системой более эффективны в роли начинающих, то есть когда они выступают первыми. Лица с сильной нервной системой более эффективны в роли ведомого, когда они выступают после соперника и знают уже его результат. Такие же соотношения имеются между лицами с подвижностью и инертностью нервных процессов. Следовательно, в зависимости от того, как складывается во время игры ситуация, и тактических задач тренер может варьировать составом, делая ставку на наиболее эффективных, на данном отрезке игры, спортсменов.

Сидят в лаборатории две обезьяны.Одна другой говорит:

-А ты знаешь про теорию Павлова о условных рефлексах?

-Ну вот смотри.Я сейчас нажму вот эту красную кнопку и квази-обезьяны в белых халатах принесут нам банан.

Собака Павлова, что это – эффект собачки

Подробное описание эксперимента с собакой Павлова и что это такое

Текст посвящен собакам, участвовавшим в экспериментах русского ученого И. П. Павлова. Я расскажу о том, откуда пошло знаменитое выражение «собака Павлова» и что за ним кроется.

Что такое собака Павлова

Иван Петрович Павлов был русским ученым родом из Рязани, членом Императорской Санкт-Петербургской академии наук. Он родился в конце XIX века и посвятил свои исследования изучению высшей нервной деятельности человека.

Его заслугой было создание, практически с нуля, учения о физиологии пищеварения и разделения условных и безусловных рефлексов. Его исследования были высоко отмечены на международном уровне – в 1904 году он получил Нобелевскую премию в области медицины став первым русским нобелевским лауреатом.

Читать еще:  Как понять, что собака тебя любит: признаки собачьей привязанности

В своих экспериментах ученый использовал животных – собак. Ради научных целей животные подвергались операциям, многим из них они стоили жизни. Иван Петрович не был жесток и предпринимал все усилия для уменьшения страданий животных.

Он не только ставил на них свои опыты, но и лечил их после этого. Многие животные состарились около него и умерли естественной смертью, прожив полноценную жизнь после хирургических вмешательств.

Идя на эксперименты, влекущие неизбежную гибель питомцев, Павлов испытывал настоящие страдания. По свидетельствам современников собаки любили ученого и сами шли в операционную, будто понимая важность исследований.

В мемориальном музее-усадьбе академика И. П. Павлова в Рязани есть экспонат – чучело собаки в установке для эксперимента по изучению условных рефлексов. Это животное собирательный образ всех участников научных экспериментов Павлова.

Суть экспериментов и опытов

Эксперименты Павлова изначально касались исключительно работы пищеварительного тракта. Он делал операцию, благодаря которой мог наблюдать за процессом выделения желудочного сока у животных в момент кормления.

Сложность такой работы заключалась в том, что попадание желудочного сока на ткани брюшной полости приводило к их перевариванию и животные гибли. Десятилетие Павлов потратил на преодоление этой проблемы и получение фистулы – герметичного отверстия в желудочно-кишечном тракте.

Позже ученый заметил реакцию собачек на звук шагов кормящего их обычно человека. Он увидел, что у животных выделяется слюна еще в ожидании пищи, прежде самого момента кормления.

Ученый задумался над изучением рефлекторной деятельности. Эксперименты приняли иной характер. Изучалось слюноотделение и выделение желудочного сока в связи с внешними событиями (зажигалась лампочка или звучал звонок).

Эксперименты касались изучения желудочно-кишечного тракта и рефлекторной деятельности

Развитие классической теории обусловливания

Изучение условных рефлексов привело к появлению теории обусловливания, которая заключается в воздействии изначально нейтрального стимула на мозг.

Нейтральный стимул, ассоциативно привязанный к стимулу, безусловно порождающему некую реакцию, вызывает ту же реакцию. Эти данные впоследствии оказали огромное воздействие на развитие психологии.

В благодарность за помощь и жертвы принесенные четвероногими ради науки, Павлов заказал и установил памятник неизвестной собаке в сквере здания Института экспериментальной медицины в Санкт-Петербурге на Аптекарском острове.

С четырех сторон постамент украшен барельефами, изображающими важные аспекты поведения собаки и человека в ходе экспериментов. Надписи под барельефами отдают дань верности, терпению и уму подопытных животных.

Собаки ложатся под нож или летают в космос прежде, чем люди сами осмелятся на это. Сохранить человечность в этих условиях можно только помня, как И. П. Павлов, о недопустимости жестокости и напрасных жертв.

Сборник ответов на ваши вопросы

Изучая условные и безусловные рефлексы еще в школьные годы, многие из нас узнали о таком великом русском ученом рефлексологе как Иван Петрович Павлов. Наверно каждому знакомо такое понятие как «рефлекс собаки Павлова», но не многие задавались вопросом, как ученому вообще пришла мысль ставить опыты над животными?

Чем занимался Павлов?

Каждое существо на планете рождается с набором рефлексов, заложенных матушкой природой, остальные приобретались в процессе эволюции, для лучшего приспособления к окружающей среде, таким образом повышая шанс на выживание.

В 1903 году впервые мир узнал об условных и безусловных рефлексах, которые открыл ученый Павлов Иван Петрович. Благодаря своим научным работам, написанным исходя из результатов экспериментов над собаками, уже через год, он получил Нобелевскую премию.

Ученого заинтересовала такая реакция у животных, ведь их поведение было одинаково в ситуации, когда помощник приносил пищу и когда он просто входил в лабораторию в белом халате с несъедобными предметами.

Павлов первый из ученых, кто выдвинул гипотезу о том, что интенсивное выделение из слюнных желез это не физиологический, а рефлекторный процесс, вызванный неоднократным повторением одних и тех же действий, связанных с употреблением пищи.

В этом обучающем ролике биолог Антон Горованин кратко расскажет, в чем заключался данный эксперимент при участии животных:

Что такое безусловные рефлексы?

Существует два вида рефлексов:

Сосательный, хватательный, глотательный и многие другие врожденные рефлексы И.П. Павлов отнес к безусловным рефлексам.

Безусловные, или же врожденные, рефлексы классифицируются.

  • По степени сложности:
    1. Простые (например, отдергивание руки от горячей воды);
    2. Сложные (учащенное дыхание при нехватке кислорода в воздухе).
  • По виду реакции:
    1. Пищевые (выделение слюны);
    2. Половые (желание спаривания, эрекция);
    3. Защитные (например, прищуривание глаз при ярком свете);
    4. Исследовательски-ориентировочные (желание посмотреть, откуда идет громкий звук).

Условные рефлексы

Условные рефлексы называют также приобретенными, ведь это реакция организма на внешний раздражитель, которая возникает в течение жизни и служит для приспособления существа к окружающей среде.

В отличие от врожденных рефлексов, условные не появляются при рождении, а вырабатываются многократным повторением одних те же действий под одновременным воздействием условных и безусловных раздражителей.

Условные рефлексы можно разделить на несколько групп:

  • Естественные — они не нуждаются в постоянном повторении, например, однажды попробовав лимон, человек от одного вида или запаха будет морщиться, вспоминая кислый вкус этого фрукта;
  • Искусственные – они формируются непригодно. К искусственным рефлексам можно отнести выполнение различных команд дрессированными животными по щелчку, звонку или по команде.

Суть выработки условного рефлекса по методике Павлова

Для проведения знаменитого эксперимента Павлова требовалось:

  • Подопытные (собаки);
  • Безусловный раздражитель, который стимулировал выработку слюны у собаки(пища);
  • Нейтральный раздражитель(звуковой или световой);

Для того, чтобы добиться нужного результата, подопытные не раз подвергались воздействию нейтральных раздражителей, таких как свет лампочки или звук метронома во время кормежки. По истечению некоторого времени, у собак вырабатывался условный рефлекс в виде выделения слюны на безусловные раздражители, такие как свет или звук.

Практическое применение

В настоящее время знания о рефлексах широко используются не только в медицине, но и в кинологии, дрессуре и даже сельском хозяйстве.

  • Дрессура. Кинологи и дрессировщики используют тот же принцип, что и лаборанты ученого Павлова в экспериментах над животными — они приучают животных выполнять различные команды и животные безукоризненно подчиняются, ведь в конце они получат пищу.
  • Медицина. Эксперименты Павлова с собаками помогли понять в какой части мозга возникает сигнал для запуска того или иного действия, что дало огромный толчок к развитию нейрохирургии и другим отраслям медицины. Благодаря открытию Ивана Петровича врачи каждый день помогают многим больным с расстройствами ЦНС вылечиться и жить полноценной жизнью.
  • Сельское хозяйство. Фермеры часто используют классический метод обусловливания для защиты скота от хищников. Например, оставляют отравленное мясо животных на ночь, на месте пастбища. Препарат, введенный в мясо, не убивает хищника, а вызывает у него недомогание, раз попробовав такую пищу, он уже не осмелится напасть на животных, ведь мясо пасущихся на этом пастбище будет ассоциироваться с болезнью.

Благодаря открытию И. П. Павлова было разработано более сотни различных действенных методов лечения многих недугов связанных с расстройствами ЦНС. В СССР в благодарность животным, которые пострадали во имя науки, был установлен памятник собаке Павлова. Сегодня наука шагнула далеко вперед, но, несомненно, деятельность ученого остается одним из величайших открытий в медицине.

Видео: что доказал Павлов своими опытами?

В данном ролике Тимур Лолоханов расскажет, какие заключения вывел ученый из своих экспериментов, почему опыты проводить нужно было именно на собаках:

Собаки Павлова

Свое великое открытие Иван Павлов сделал, наблюдая за нерегулярной секрецией слюнных желез собак. Как уже говорилось, сначала он изучал пищеварение животных, замеряя, какое количество слюны выделяется у них при виде съедобных и несъедобных продуктов. Со временем ученый заметил, что слюноотделение у собак начиналось, как только в комнату входил ассистент, приносивший им еду. Решив, что животные реагируют на белые халаты сотрудников, Павлов выдвинул гипотезу, что выделение слюны представляет собой рефлекторную реакцию собак на конкретный раздражитель и что они ассоциируют белые халаты с получением пищи. По его предположению, слюноотделение, начинавшееся, когда собакам действительно приносили еду, было безусловным рефлексом, тогда как выделение слюны, вызванное видом белых халатов, – рефлексом приобретенным, условным. Чтобы подтвердить (или опровергнуть) свою идею, ученый провел один из самых знаменитых научных экспериментов – опыт с собаками.

По ком звонит колокол[1]: выработка условного рефлекса в опытах Павлова

Опыт Павлова с собаками

1. В качестве подопытных в данном эксперименте выступали собаки.

2. Первым делом нужно было выбрать безусловный раздражитель. В данном опыте это пища, вызывающая у животных естественный, автоматический рефлекс – слюноотделение. В качестве нейтрального раздражителя в эксперименте применялся звук метронома.

3. Как показало наблюдение за собаками до выработки условного рефлекса, слюна у них начинала выделяться при виде еды, а при звуках метронома слюноотделение отсутствовало.

4. Чтобы запустить нужный процесс, подопытных многократно последовательно подвергали воздействию нейтрального раздражителя (звука метронома), после чего сразу же вступал в действие безусловный раздражитель (кормление).

5. По истечении некоторого времени звук метронома начинал ассоциироваться у собак с получением пищи. Чем дольше длился эксперимент, тем сильнее закреплялся условный рефлекс.

6. После завершения фазы выработки условного рефлекса нейтральный раздражитель (звук метронома) в предвкушении еды вызывал у подопытных животных слюноотделение независимо от того, сопровождался ли он раздачей пищи. Иными словами, слюноотделение стало частью условного рефлекса.

В среде неспециалистов Иван Павлов известен именно своими знаменитыми опытами с собаками, но ценность данного исследования, безусловно, не ограничивается изучением механизма слюноотделения. Открытие ученого сыграло огромную роль в понимании физиологии нервной системы человека и в значительной мере способствовало поиску методов лечения таких психических заболеваний, как панические и тревожные расстройства и разного рода фобии.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Кто она, «Собака Павлова» — героиня или жертва?

«Спасибо, кончено, — мечтательно подумал он, валясь прямо на острые стекла: — прощай, Москва! Не видать мне больше Чичкина, и пролетариев, и краковской колбасы. Иду в рай за собачье долготерпение. Братцы, живодеры, за что же вы меня?»
(М. Булгаков «Собачье сердце»)

Среди череды мучеников науки — лягушек, крыс, морских свинок и обезьян — наибольшее сочувствие у нас, бесспорно, вызывает именно собака — существо, более прочих доверяющее человеку. Недаром выражение «Собака Павлова» очень быстро перекочевало из науки в искусство и фольклор, став символом невинной и безропотной жертвы жестоких экспериментов.

«Сверкающим пинцетом рука ученых
Взяла из серой массы, как насекомых,
Нас. И вот мы обливаемся свинцовым потом
Сейчас нас будут спаривать под микроскопом.
Пламенем любви ея ноздря,
Ах, в меня ударила, но зря:
я — человек,
А вы — собака Павлова — моя партнерша.
Даете все что можете, но мне нужно больше.
…Но я лишь необходимый компонент,
Чтобы проистек эксперимент…».

(Из песни группы «Агата Кристи»)

«Красный сигнал, условный рефлекс.
Тоталитаризм, тоталитаризм.
Собаки Павлова исходят слюной…
Красное время, тотальный синдром.
Тоталитаризм, тоталитаризм.
Мы все выделяем желудочный сок…»

(Из песни группы «Гражданская оборона»)

Из анекдотов:

Когда-то в детстве Павлова укусил щенок. Щенок вырос и забыл, а Павлов вырос и не забыл…

На стене мединститута написано краской из баллончика:
«Тренируйся на кошках!»
Подпись: Собаки Павлова.

В честь юбилея академика Павлова врачи клиники Сербского возложили собаку к памятнику известного ученого.

Столь мрачные ассоциации с «собакой Павлова» настолько устоялись, что милейший Иван Петрович почти единогласно вызывает у обывателей молчаливое осуждение. Однако не стоит путать бесцельное и изощренное издевательство над животными каких-нибудь подростков из рабочих кварталов с научными опытами, результаты которых спасли бесчисленное число жизней тех же самых обывателей.

Читать еще:  Низкий и повышенный гемоглобин у собаки: причины и помощь

Лауреат Нобелевской премии 1904 г. академик Павлов не был первым. Собак резал еще «отец медицины» Гиппократ. Но в учебники попали именно знаменитые опыты Павлова по изучению условно-рефлекторной деятельности, проиллюстрированные перерезанными пищеводами и фистулами, истекающими желудочным соком при свете красной лампочки или звуке звонка. Надо сказать, что изучением высшей нервной деятельности Павлов занялся не сразу, да и «нобелевку» получил за трактат по физиологии пищеварения. Но однажды он заметил, что, едва собаки услышат шаги кормящего их человека, как у них начинает течь слюна. И Павлов плавно переходит от изучения собственно пищеварения к изучению условных рефлексов.

Анекдоты:

Поймали на улице собаку и посадили в клетку. Она спрашивает у соседки:
— Слышь, подруга, а куда это я попала?
— Это лаборатория академика Павлова. Здесь условные рефлексы изучают.
— А это как?
— А вон, видишь — лампочка и звонок, а под ними мужик на стуле спит? В 16:00 звонок зазвенит, лампочка загорится, у мужика сработает условный рефлекс, и он нам еду принесет…

Собака — хозяину: «Слышь, мужик, ты бы хоть лампочку включил, а то жрать охота».

Одна собака — другой: «Смотри, что я могу сделать с Павловым: как только я плюну, он начнет улыбаться и писать в блокноте.

Собака Павлова (возлегая на кушктке у доктора Фрейда):
«Доктор, я постоянно слышу в голове странный звон».

Повстречала как-то Собака Павлова Кота Шредингера…

Так уж получилось, что вместе с славой великого ученого академик получил в нагрузку и имидж бессердечного садиста.

Обидно то, что среди его коллег именно Павлова трудно упрекнуть в бессердечности. К подопытным собакам он испытывал вполне естественную жалость, и делал все возможное, чтобы свести к минимуму их страдания. Не стоит забывать, что он не только перерезал животным разные органы, но и по возможности лечил их после этого. Одним словом, «сам ломаю — сам чиню».

Собак не бросили даже во время сильного наводнения в Ленинграде в сентябре 1924 — почти все они были спасены. В результате, многие четвероногие подопечные Павлова умерли вполне естественной смертью. При этом состарившиеся собаки не выбрасывались на улицу — они жили у ученого на правах «пенсионеров» и получали заслуженный спецпаек.

Столь достойное финансирование научной деятельности Павлова стоит отдельного разговора.
Павлов, неприязненно относившийся к российским революциям, частенько подумывал об эмиграции. Но советское правительство, понимая его значимость для науки, сделало все, чтобы удержать ученого. В тяжелые годы войны и голода Павлову обеспечили все необходимые условия для работы, в том числе и паек для бесчисленной своры собак. Про это в 1921 году В. Ленин подписывает специальный декрет. А в 1924 г. его решение было закреплено постановлением Совнаркома «Об условиях, обеспечивающих научную работу академика и его сотрудников».

И. Павлов:
«Когда я приступаю к опыту, связанному в конце с гибелью животного, я испытываю тяжелое чувство сожаления, что прерываю ликующую жизнь, что являюсь палачом живого существа. Когда я режу и разрушаю живое животное, я глушу в себе едкий упрек, что грубою невежественною рукой ломаю невыразимо художественный механизм. Но это переношу в интересах истины и пользы людям.»

Собаки тоже любили и доверяли ученому. Некоторые даже сами ложились на операционный стол.

Доказательством безмерного уважения и невосполнимого долга перед «мучениками науки» стал заказанный Павловым памятник «Неизвестной собаке от благодарного человечества», который и ныне можно увидеть у здания Института экспериментальной медицины в Петербурге. Он был создан в 1935 году скульптором и стал первым подобным памятником в мире. Памятник венчает фигура сидящего пса, а верхнюю часть пьедестала окружают восемь голов собак разных пород, из пастей которых летом бьют струйки воды. Но особенно любопытны барельефы со сценами экспериментальной работы, где собаки выглядят не столько жертвами, сколько самоотверженными коллегами ученых. Все подписи под этими картинами составил сам Павлов. Вот некоторые из них:

«Разломав штукатурку и сделав из нее пористую подстилку, собака показала экспериментатору прием, благодаря которому истекающий из искусственного отверстия поджелудочный сок не разъедает брюхо».

«Собака, благодаря ее давнему расположению к человеку, ее догадливости, терпению и послушанию, служит даже с заметной радостью многие годы, а иногда и всю свою жизнь, экспериментатору».

«Пусть собака, помощник и друг человека с доисторических времен, приносится в жертву науке, но наше достоинство обязывает нас, чтобы это происходило непременно и всегда без ненужного мучительства».

Что общего у академика Павлова и профессора Преображенского, кроме опытов над собаками


М.Нестеров. Портрет академика И.П.Павлова, 1935

«Этот не станет пинать ногой, но и сам никого не боится, а не боится потому, что вечно сыт. Он умственного труда господин, с культурной остроконечной бородкой и усами седыми, пушистыми и лихими, как у французских рыцарей, но запах по метели от него летит скверный, больницей» — таким появляется перед бездомным псом профессор Филипп Филиппович Преображенский, герой повести Булгакова «Собачье сердце».

Академик Иван Петрович Павлов встретил революцию, когда ему было почти семьдесят — возраст, когда, по его же словам, человек сделал все, что мог, и уже бояться ему нечего.

«Революция меня застала почти в 70 лет. А в меня засело как-то твердое убеждение, что срок деятельной человеческой жизни именно 70 лет. И поэтому я смело и открыто критиковал революцию. Я говорил себе: „Черт с ними! Пусть расстреляют. Все равно жизнь кончена, я сделаю то, что требовало от меня мое достоинство“».

Чекисты неоднократно устраивали обыски в квартире Павлова, конфисковали золотые вещи, включая награды за научные достижения, и даже задерживали академика. Однако расстрелять не давала всемирная известность. Он был почётным членом многих академий мира, а в 1904 г. стал первым русским ученым, удостоенным Нобелевской премии.

Октябрьскую революцию знаменитый академик не принял категорически и до самой смерти в 1936 году не скрывал своего негативного отношения. Он никогда не играл в политические игры, всегда высказываясь прямо и резко. Новая власть его скорее терпела, но создавала для его работы условия, какие ни один ученый тогда не имел.

Академик Павлов имел личную охранную грамоту от самого Ленина, которая работала и после смерти вождя революции. Возможно, такой документ обещал профессору Преображенскому его влиятельный пациент: «такая бумажка, при наличности которой ни Швондер, ни кто-либо другой не мог бы даже подойти к дверям моей квартиры. Окончательная бумажка. Фактическая. Настоящая. Броня. ».

Всё это вызывало неоднозначную реакцию его коллег-ученых. Кто-то откровенно завидовал, другие — восхищались, третьи — пользовались привилегированным положением академика, приспосабливаясь к его несдержанности, а иногда и откровенной грубости.

Он всё всегда делал со страстью и азартом, даже когда играл в городки, набрасываясь на соперников с обвинениями во всех смертных грехах. Тогда служанка бежала к жене академика с криком: «Помогите, бегите, разнимите: они убьют друг друга!» Не церемонился Павлов ни со своими учениками, ни со своими друзьями.

Требовательный, жесткий, нетерпимый к малейшей оплошности, к лести и подобострастию, он иногда попадал в ситуации, когда его резкость стоила жизни другому человеку. Но советская власть все-таки смогла его приручить, и брань в конце жизни уже не была такой яростной и откровенно-отрицательной, как в начале. Компенсировались резкость, вспыльчивость и прямолинейность отходчивостью.

Н есколько примеров из жизни академика Павлова позволят оценить своеобразие этого очень неординарного человека.

Л.А. Орбели, ставший позднее крупнейшим представителем школы Павлова, вспоминал, что когда работал в лаборатории Павлова волонтером, без оплаты, отношения у них были самые великолепные. Но как только Павлов зачислил его на штатную должность, начались придирки.

«Ивану Петровичу нужно было ассистировать при операциях; он работал то левой, то правой рукой (он был левша), перекидывал пинцеты, нож из правой руки в левую, значит, ассистирующему очень трудно было за ним угнаться. Оперировал он великолепно, но из-за каждого пустяка ругался: «Ах, вы мне это сорвете, вы мне все испортите, пустите, вы не так держите».

В конце концов, Орбели попросил поручить ассистирование кому-то другому, а самому снова перейти на положение волонтера. Озадаченный Иван Петрович помолчал, потом спросил: «Это вы что, господин, из-за того, что я ругаюсь?» — «Да, вы ругаетесь, значит, я не умею делать так, как нужно».

«Эх, это у меня просто привычка такая; я не могу не ругаться, а вы относитесь к этому. Вы, когда входите в лабораторию, чувствуете запах псины?» — «Да, чувствую». — «Так и рассматривайте мою ругань как запах псины. Вы же из-за запаха псины не бросаете лабораторию».



Илья Репин. Портрет академика И.П. Павлова

Иван Петрович очень ценил в ученом рефлекс цели, но более важным считал рефлекс свободы. Поэтому главное обвинение академика в адрес новой власти заключалось в том, что она лишила человека этого рефлекса, превратив народ в рабов, с которым можно строить египетские пирамиды, но не общество свободных людей.

В.И. Ленин писал петроградскому градоначальнику Г.Е. Зиновьеву: «отпускать за границу Павлова вряд ли рационально, так как он и раньше высказывался в том смысле, что, будучи правдивым человеком, не сможет, в случае возникновения разговоров, не высказаться против Советской власти и коммунизма в России.

Между тем ученый этот представляет такую большую культурную ценность, что невозможно допустить насильственного удержания в России при условии материальной необеспеченности. Ввиду этого желательно было бы, в виде исключения, предоставить ему сверхнормальный паек и вообще позаботиться о более или менее комфортабельной для него обстановке не в пример прочим».

24 января 1921 г. вышло то самое постановление СНК, подписанное Лениным, «Об условиях, обеспечивающих научную работу академика И.П. Павлова и его сотрудников».

. На декрет Совнаркома Павлов отреагировал тем, что снова отказался от «усиленного пайка» для себя и своей семьи, но не мог не принять помощи для налаживания лабораторных исследований.

Так в его лаборатории заработало электричество; были завезены дрова, а также пилы, топоры, напильники и другой инвентарь; возвращались сотрудники, вне очереди демобилизованные из армии; подопытных животных стали снабжать доброкачественным кормом.

Читать еще:  Черноголовая иволга особенности вида

Эти привилегии «в виде исключения и не в пример прочим» вызывали ревнивые чувства у ученых коллег. Известный кораблестроитель и знаменитый острослов академик А.Н. Крылов, встретив однажды Павлова на улице, добродушно спросил: «Иван Петрович, могу я вас попросить об одолжении?» — «Конечно», — ответил Павлов.

«Возьмите меня к себе в собаки!» Шутка была не без яда. Помрачневший Иван Петрович сказал: «Вы умный человек, а такие глупости говорите», — и прошел мимо.


Последние слова И.П.Павлова: «Академик Павлов занят. Он умирает»

Все политические деятели водили хоровод вокруг Ивана Петровича, а он не унимался: «Я Вам посвящаю все свое внимание, мое время, мой труд, и надеюсь, на то, что от догматизма марксизма или коммунистической партии вы освободитесь, когда вы действительно войдете в науку, потому что наука и догматизм несовместимы. Наука и свободная критика — вот синонимы».

Это было сказано в 1923, а в декабре 1934-го он пишет председателю совнаркома В.М. Молотову:

«Вы сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм. До Вашей революции фашизма не было Да, под Вашим косвенным влиянием фашизм постепенно охватит весь культурный мир Но мне тяжело не оттого, что мировой фашизм попридержит на известный срок темп естественного человеческого прогресса, а оттого, что делается у нас и что, по моему мнению, грозит серьезною опасностью моей родине

Мы жили и живем под неослабевающим режимом террора и насилия. Человеку, происшедшему из зверя, легко падать, но трудно подниматься. Тем, которые злобно приговаривают к смерти массы себе подобных и с удовлетворением приводят это в исполнение, как и тем, насильственно приучаемым участвовать в этом, едва ли возможно остаться существами, чувствующими и думающими человечно.

И с другой стороны. Тем, которые превращены в забитых животных, едва ли возможно сделаться существами с чувством собственного человеческого достоинства. Когда я встречаюсь с новыми случаями из отрицательной полосы нашей жизни (а их легион), я терзаюсь ядовитым укором, что оставался и остаюсь среди нея. Не один же я так чувствую и думаю?! Пощадите же родину и нас».


М. Нестеров. Эскиз к портрету академика И.П. Павлова. 1935

Когда встал вопрос о выборах в Академию наук новых членов, разразился скандал, т.к. академик Павлов был против включения в список людей, не имеющих никакого отношения к науке. В.И. Вернадский, желая сгладить конфликт, предложил проголосовать за кандидатов-партийцев списком, а не за каждого в отдельности, но И.П. Павлов резко возразил: «Как можно такое предлагать? Это же лакейство!»

На другом подобном собрании Павлов вышел из себя. Он резко заявил, «. что вообще не понимает, зачем их собрали; большевиков не надо бояться, им нужно дать отпор! Где наше достоинство, где достоинство Академии! Коль скоро у них в руках власть, то пусть они назначат академиками всех, кого пожелают, — сделал же полоумный римский император Калигула сенатором своего жеребца! Большевики могут сделать то же самое. Но как можно требовать от академиков голосовать против своей совести!? Это не выборы, а профанация. Это унизительно!»

Никто другой не мог и помыслить говорить вслух нечто подобное, но большинство в душе соглашалось с Павловым. Видя, что Академия на краю гибели, С.Ф. Ольденбург запальчиво возразил Ивану Петровичу: «Вы можете так говорить, вам позволяется, вас не тронут, вы в привилегированном положении, вы идейный руководитель их партии, большевики сами об этом говорят». И в этом была немалая доля правды. После стычки с Ольденбургом Иван Петрович, покинул заседание и общих собраний Академии Наук больше не посещал.

Выступая на заседании, посвященном столетию со дня рождения Ивана Михайловича Сеченова, сказал: «Мы живем под господством жестокого принципа: государство, власть — все, личность обывателя — ничего. Без Иванов Михайловичей с их чувством достоинства и долга всякое государство обречено на гибель изнутри, несмотря ни на какие Днепрострои и Волховстрои».

«Ухаживания» за Павловым продолжались. Для его научных сотрудников строились уютные двухквартирные коттеджи с палисадниками; каждому предоставлялась отдельная квартира «из расчета увеличенной нормы жилой площади от 12-15 кв. метров на человека + 18 кв. метров дополнительной площади».

Для семьи Павлова в Колтушах был выстроен особняк. Это в то время, когда большинство населения Ленинграда, Москвы и других городов ютились в коммуналках, часто в сырых полутемных подвалах или бараках, а «нормой» жилплощади, для многих недосягаемой, было 6 кв. м на человека.

Собак не только отменно кормили, для них были оборудованы специальные бани и сушилки, так что попасть к Павлову в собаки действительно становилось вожделенной мечтой. Колтуши превратились в «столицу условных рефлексов».


Собака Павлова, Музей Павлова, 2005 год

Постепенно его высказывания стали менее резкими. Если раньше Павлов считал большевистский эксперимент обреченным на провал, то теперь стал высказываться осторожнее: «. эксперимент еще не завершен, будет ли он успешным, покажет будущее. »


Кабинет академика. Мемориальный музей-квартира академика И.П.Павлова

Академик Павлов — прототип профессора Преображенского?


Ответить на этот вопрос однозначно невозможно. Безусловно, профессор Преображенский — образ собирательный и в его уста Булгаков вложил много собственных мыслей.

И всё же трудно удержаться от соблазна провести параллели — это и внешность, и то, что оба ученых проводят опыты на собаке, и отношение к советским газетам, и очень много схожих суждений. Павлов, как и профессор Преображенский был сыном священника и учёным с мировым именем. Он резко критиковал власть, которая не только не смела его трогать, но даже создала исключительные условия для его жизни и научной деятельности. Среди современников Булгакова трудно найти человека более подходящего на роль прототипа.

Кстати, с ассистентом Преображенского всё гораздо проще. Иван Арнольдович Борменталь — это Илья Арнольдович Файнзильберг, приятель Булгакова по работе в «Гудке» и более известный народу под псевдонимом Ильф.

По следам собаки Павлова

О карикатурах на собак Павлова и о судьбе памятников великому физиологу.

Этому человеку воздвигнуто немало памятников. В свое время достаточно было написать на постаменте: «Павлов», чтобы без лишних слов стало понятно, кто это. Сейчас уже не все помнят, что физиолог Иван Петрович Павлов (1849 – 1936) – создатель учения о высшей нервной деятельности, автор классических трудов по физиологии кровообращения и пищеварения и первый русский лауреат Нобелевской премии, полученной за исследование механизмов пищеварения.

Зато его знаменитые эксперименты на собаках помнят, наверное, все. Недаром на эту тему существует немало анекдотов и карикатур – как в России, так и за рубежом. Собаку Павлова вспоминают каждый раз, когда заходит речь об инстинктах.

Уже в 1890 году Павлов занимался своими экспериментами на собаках. С помощью хирургических методов он выводил концы пищевода подопытных собак наружу. Когда собака принималась есть, пища не попадала в ее желудок, но из созданной фистулы выделялся желудочный сок.

Эксперименты со временем усложнялись, Павлов приучал собак реагировать на внешние раздражители, например на звонок колокольчика, оповещающий о том, что сейчас будет еда, тем самым вырабатывая условный рефлекс — сначала звонок, потом еда. И собаки, еще не видя еды, начинали выделять желудочный сок из фистул.

Карикатуристы впоследствии придумали немало забавных историй о том, как на выделение желудочного сока мог бы повлиять посторонний звонок. Например, от разносчика пиццы или как аналогичным образом собаки должны были реагировать на включение лампочки:

На самом же деле Павлов старался бережно относиться к собакам, не причинять им излишних страданий. Собаки доверяли ему и сами приходили ложиться на операционный стол. «Когда я приступаю к опыту, – писал Павлов, – связанному в конце с гибелью животного, я испытываю тяжелое чувство сожаления, что прерываю ликующую жизнь, что являюсь палачом живого существа. Когда я режу и разрушаю живое животное, я глушу в себе едкий упрек, что грубою невежественною рукой ломаю невыразимо художественный механизм. Но это переношу в интересах истины и пользы людям».

В конце жизни Павлов настоял на установке знаменитого «Памятника собаке», расположенного ныне в Санкт-Петербурге на территории парка Института экспериментальной медицины Российской Академии медицинских наук на Аптекарском острове. Этот монумент был создан в 1935 году скульптором И.Ф. Беспаловым. На памятнике среди прочих приведены и такие слова Павлова: «Пусть собака, помощник и друг человека с доисторических времен, приносится в жертву науке, но наше достоинство обязывает нас, чтобы это происходило непременно и всегда без ненужного мучительства».

Самому же Павлову с памятниками ему лично повезло меньше. Из-за его критики существующего строя первые памятники Павлову появились только через несколько лет после его смерти. К столетию со дня рождения Ивана Павлова в 1948 году был установлен памятник в Рязани. Причем искусствоведы полагают, что скульптору досталась заготовка для очередного памятника вождю, к которой в итоге пришлось приделать голову академика.

На памятнике, который был установлен в 1951 году на территории Института физиологии АН СССР в поселке Колтуши под Ленинградом, ученый был изображен вместе с одной из своих собак.
Памятник в Туле, который был установлен перед входом в больницу скорой помощи им. Семашко, вскоре оказался без таблички, поясняющей, кто стоит на постаменте. На протяжении десятилетий что с ним только не происходило! — и бывал он облит белой краской, закидан мусором, отламывали ему нос и бороду. А в один прекрасный день просто срезали голову до самых плеч. По случаю визита разных высокопоставленных лиц и иностранных делегаций памятник Павлову то реставрировали и покрывали серебрянкой, то, наоборот, стремились убрать с глаз долой. Наконец, вынесли решение о сносе – но памятник пока устоял.

Сходная судьба была и у памятника ученому, что был установлен в латвийском городе Кемери близ знаменитого санатория. Также облитый краской и с отбитым носом он до сих пор восседает как печальное напоминание о былой научной славе. Души ли убиенных собак так распорядились, или просто человеку свойственно забывать о том, что без исследований Павлова наука и медицина не достигли бы в то время своих высот, и многие больные не были бы исцелены ни тогда, ни, возможно, и сейчас.

В 2004 году был открыт новый памятник Павлову в Санкт-Петербурге. Есть памятники Ивану Павлову в Светлогорске Калининградской области, в Уфе, в эстонском Тарту. В Сочи в санатории «Заполярье» и в Павлово под Санкт-Петербургом Павлов вместе с собакой — имя ученого продолжает оставаться в памяти потомков. Его именем названы
станция метро и площадь в Праге (Чешская Республика), улицы в чешских городах Оломоуц, Карловы Вары, Зноймо, Крнов и Фридэк-Мистэк (Моравскосилезский край).
И, конечно, он навсегда останется героем народного фольклора. И по сей день существует высказывание «спасибо Павлову и его псам», когда что-то сделано рефлекторно, на «автопилоте».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector